S.T.A.L.K.E.R. Last chance story

 

Утро давило своей осенней влагой, и в вечной тишине Зоны звучала новая эмоция
Утро давило своей осенней влагой, и в вечной тишине Зоны звучала новая эмоция. С того момента, когда Барыга предал людей зоны и активировал Исполнитель Желаний, всё сковала тревога, которая теперь мутировала. Куря папиросу, спрятав уголёк в руке, за буреломом укрывшийся Камар размышлял – что это за ощущение. Вроде что-то знакомое, но давно забытое.

В тумане хрустнула высушенная летним жаром ветка, но Камар не паниковал. Найти его не найдут, а одежда уже настолько пропитана Зоной, что его запах ни мутант, ни редкий хищник забредший в Зону не учуют.

В это время стоящие на блокпосте военные, лениво, будто дремая, наблюдали за вдалеке рыскующим снорком и ждали, когда тот приблизится на расстояние выстрела.

Слушай, а этот новый, Карабанов, кто ему? – спросил греющий в карманах потёртой шинели руки военный, глядящий куда-то вглубь сарая.
Что ты имеешь в виду? – без реального интереса в глазах буркнул второй сочно плюнувший в сторону снорка, потому что тот держался на приличном расстоянии. – Не пойдет ближе, я тебе говорил – чувствуют они.
Ну, так он с открытыми глазами спит. Жутко на него смотреть.
Когда в казарму вернёмся, в душе посмотри на его грудь. Потому и спит с открытыми глазами.
В карманах потёртой шинели нервно сжались кулаки, но солдат больше расспрашивать не захотел.

Вдалеке послышался рокот приближающегося УАЗика и оба солдата выдохнули – в последние недели дежурить приходилось больше, но и менять стали чаще. Почему – никто точно не знал.

Бронированные двери бункера громыхнули.

Что надо? – злобно рявкнул дремавший на кушетке военсталкер, которого оставили одного “ну если кто придет”, его коллеги.
Я к Задову, Паршивец, сталкер. У меня есть для него информация.
Нет задова, не знаю, нет уже давно. Иди прочь! – крикнул ему военсталкер ответы на все стандартные вопросы.
Военсталкер снова начал закрывать глаза, но вдруг, будто вспомнив что-то важное подскочил и в потёмках задевая на земле лежащие вещи, подскочив к двери открыв задвижку крикнул уходящему сталкеру:

Подожди, мне сказали тебя принять.
Сталкер остановился, мгновении как будто раздумывал, но развернулся и вернулся назад:

С тебя 100 Р. Расскажу что знаю.
50
100 Р говорю. Ты думаешь мне тут было весело ползать?
50 и два магазина.
75 и два магазина.
Хорошо. Так и быть.
Сталкер смотрел, как военсталкер считает деньги, отдаёт ему запасной магазин и достаёт ещё один из своего АК. Недоверчиво покачал головой, сплюнул перед входим в бункер, но в тоже время и обрадовался, что сможет просушить мокрые керзы и немного отдохнуть.

Слушай, джинсовый, кофе есть?
Ага, есть. Рассказывай что знаешь.
Рассказ сталкера был достаточно длинный и хмурый. Лицо военсталкера становилось всё более хмурым и он уже начал жалеть о том, что уступил своему любопытству.

Товарищ лейтенант. Докладываю. Движение в зоне особенно малое. Сегодня не встретили ни одного сталкера. На каналах ДОЛГа – тишина. Движение бандитов не замечено. Сидорович отсутствует уже вторые сутки. Задов – вторую неделю. Институт общается только через интерком – бункер не открывает. Чистое небо переговаривается намного меньше и на незначимые темы. Анархисты…
Какие ещё анархисты, сержант, Безухов?
Свобода, товарищ лейтенант. Старый их бункер пуст, но заброшен недавно. Ещё стоит запах. Хотя, возможно запах там уже впитался, потому точно неизвестно.
Сержант, ёбвашумать. Фактами, фактами, мне не нужны ваши предположения. Не думайте сержант.
Ага, да. Прошу прощения, товарищ лейтенант. Больше докладывать не о чем.
Ясно, вольно, сержант. Слушай мою команду. У снабжения берёте все ПКМ-ы, двойной запас патронов, Патрули по 6. Дополнительный УАЗ для патруля по маршруту: Зона радара – институт, каждый час. Три дополнительных блокпоста: каждые пару километров по основной дороге, точка отсчёта – казармы. Болото между нами и ДОЛГом – заминировать. На вышках – по двое.
Товарищ лейтенант, записываю. Разрешите вопрос?
Разрешаю.
По вашему плану, у нас нет столько людей, что бы увеличить патрулирование.
Мне что вас учить, сержант? Не имеем? Значит будем спать по 4 часа.
Слушаюсь лейтенант!

Огибая стволы деревьев, ошметки колючей проволоки и другие потенциально опасные препятствия, по лесу кралось подобие человека одетое в чёрную дублёнку и спортивные штаны. Всё это делало натурально, будто наизусть зная где ставить ногу. Смотрело вниз только для того, чтобы не наступить на сухую ветку, которых нападало достаточно много. Лето каждый год было жарче, а пришельцы с Большой земли говорили – не только Зона в засухе.

Обогнув последнее препятствие, человек на мгновение остановился и тихонько раздвинув кусты окинул взглядом раскинувшуюся перед ним лесную полянку, на противоположном крае которой возле маленькой берёзки сидел такой же одетый в чёрное силуэт, курил папиросу и чистил свой автомат. На стоящем рядом складном стульчике лежал пистолет. Поняв, что всё тихо, наблюдатель вылез из кустов и сразу обратился к сидящему.

Здаров, братан.
Здаров, Кислый, – Янов закрыл крышку затвора, только сталь лязгнула. Передёрнул затвор, вставил магазин. Тогда взял пистолет и вставил его в пристегнутую к ремню кобуру. – Содись.
Кислый достал пачку Космоса, открыл и протянул Янову. Тот взял сигарету, прикурил от папиросы, а её окурок выкинул в кострище. Оба затянулись, пару минут молча курили, а потом Кислый откашлявшись обратился к Янову.

Эй, атаман, слушай, базар есть. Тут такой сталкер базарил – реальная тема кажется. Говорит армуха начнёт за всеми охоту. В натуре будет зону шерстить. Двойные патрули, дополнительную технику нагнали. Все военники в Зону отправлены. Всех типо брать будут: ДОЛГовцев, нас, Свободовцев. Ну, словом. Без базара валить будут.
И хули нам в это верить? Типо первый раз военные решили движняк устроить? Может к проверке готовятся. Откуда ты знаешь?
Не, ну тут типо с Монолитом завязано, дело такое, что он нашёл рацию в кустах, военную с их частотами и пока не поменяли коды – слушал их. Базарит, что в их эфире круглые сутки бакланили. Во – Кислый достал из-за пазухи военную рацию и передал пахану.
Янов пару мгновений посомневался, потом бросил ненужное средство связи возле своего стула.

Продолжай, Кислый.
Короче, из-за кордона пригнали полный ГАЗ-66 патронов и снаряжения. В два раза раньше графика. Мы в этот раз ничего получить не могли – прямо сквозь защиту периметра на склады отвезли. Потому мы малость не при делах.
Блять, Кислый, напомни мне, за что ты у нас тут? За снабжение или что?, – лицо Янова скривилось в гримасе
Атаман, я ничего не мог сделать, наш прапор сам ничего не знал. Божился, отвечаю, что тонуть вместе будем. Базарит, что ничего сделать не мог. Есть как есть, в другой раз сообщит, если сам знать будет.
Распустился, падла. – сплюнул Янов и сжав зубы подумал, что бандиты уже не те. За время ряды поредели, ослабло влияние, и уже мало кто их боится. – Хорррошо. Так сколько у нас есть времени до нападения?
Думаю день, максимум полтора.
Янов нахмурился, сплюнул через сжатые зубы на затухающую сигарету. Встал и бросил Кислому:

Собирай шайку. Точим зубы.

В полумраке сухого бункера, как сверчки, жужжали, стучали и тихо свистели разные инструменты. Зелёным светом моргали мониторы, а возле одного из них, опершись на стол стоял одетый в комбинезон бородатый мужчина средних лет. Несколько минут смотрел на бегущие строки текста и цифр, вздохнул, снял очки, кулаками потёр красные глаза, глотнул из фляги, одел очки и снова уткнулся в экран. Прошло ещё несколько минут и мужичок вздохнув плюхнулся в кресло. Растянулся возле стола, открыв ящик достал оттуда сигарету, поджёг и глубоко затянувшись откашлялся. Будто не поверив посмотрел на неё и бросил под ноги. В модуле внутренней коммуникации, открытом на экране стоящего рядом компьютера написал:

“Резервуары проверены. Замеры расширения поля гамма радиации совпадают с расширением поля микроволнового излучения. Изменение энергии Гамма радиации от среднего 18 keV до 160 keV указывает, что активирован вторичный источник питания. Увеличение Гамма радиации не фиксируется уже 72 часа, из этого можно утверждать, что процесс был разовый. Замеры полевых разведчиков подтверждают координаты центра аномальной зоны, за погрешность в расчётах берутся неровности рельефа. Гипотеза взрыва вторичного (не задокументированного) реактора опровергнута не только по причине невозможности нелогично долгого использования без ухода, но и из-за плотности и равномерного покрытия микроволновым и радиационным полем. Размер изменения микроволнового поля совпадает с историческими данными, но делать предположения о том что это влияние Монолита однозначно нельзя. Рекомендация: экспедиция в центр аномальной зоны, как только создаваемый профессором Кругловым SSP-100 будет закончен.
Translation by Jevgenij Nosov